Единая коллекция
Цифровых образовательных ресурсов

Произведения русской литературы XVIII - начала XX в.

Есенин С.А.

Найдено документов - 29
2. Гой ты, Русь, моя родная...

Стихотворение сразу оценила критика как значительное достижение только начинавшего входить в литературуру поэта. Автор одной из первых статей, посвященных его творчеству, П.А.Кузько писал, что от ст. веет "подлинной, медовой, ?спасовой" Русью, веселым хороводным плясом", что в нем видны "сочность, красочность и другие, еще скрытые от широкой публики неисчислимые богатства русского языка". С одобрением цитировали стихотворение и др. критики, отмечая, что строки "пропитаны большой любовью к земле и к травам", в ст. видели начальный этап той "живописной красочности", которая составила одну из особенностей имажинизма Есенина. Подобных суждений было в критике немало, но встречались и принципиально иные. Продолжая широко развернувшийся к 1915 г. спор о сущности "неонароднической", "новокрестьянской" поэзии, представленной именами Н.А.Клюева, С.А.Клычкова и др., присоединив к ним новое имя - Есенина, некоторые резко выступили против этого течения, утверждая, что ничего "общенародного" в этой поэзии нет, что она "вы


5. Мы теперь уходим понемногу?

В рукописи стихотворение озаглавлено "Ровесникам", при первой публикации - "Памяти Ширяевца". Александр Васильевич Ширяевец (настоящая фамилия Абрамов; 1887-1924) - поэт. "...Я вас полюбил с первого же мной прочитанного стихотворения",- писал ему Есенин еще 21 января 1915 г., и с той поры его дружеское расположение оставалось неизменным. Хотя Есенин с тех лет считал Ширяевца участником, как он писал, "нашего народнического движения", их личное знакомство состоялось лишь в 1921г., в Ташкенте. После переезда Ширяевца в Москву в 1922г. и возвращения Есенина из зарубежной поездки их встречи стали более частыми, но в ближайшее окружение Есенина он не вошел. 4 апреля 1924г. Ширяевец писал одному из своих друзей: "Дня три тому назад на Арбате столкнулся с Есениным. Пошли, конечно, в пивную, слушали гармонистов и отдавались лирическим излияниям. Жизнерадостен, как всегда, хочет на лето ехать в деревню, написал много новых вещей". Ширяевец умер 15 мая 1924г. от менингита. Болезнь была скоротечной, его внезапная кончин


7. Не бродить, не мять в кустах багряных?

С.А.Толстая-Есенина высказывала предположение, что "стихотворение было навеяно смертью одной девушки, которую Есенин любил в годы молодости в своем родном селе". Имелась в виду А.А.Сардановская. Предположение неверное (она скончалась позже, в апреле 1921 г.), но стихотворение действительно могло быть связано с А.А.Сардановской. Во второй половине июня 1916 г. Есенин, получив краткосрочный отпуск с воинской службы, ездил к себе на родину и там виделся с ней. Анна Алексеевна Сардановская (1896-1921) - юношеское увлечение поэта. Внучатая племянница отца Ивана (И.Я.Смирнова, священника села Константиново), она вместе с матерью, сестрой и братом часто приезжала к нему и, случалось, проводила в Константинове все лето. В 1918 г. она вышла замуж. Скончалась родами 7 апреля 1921 г. Не исключено, что с известием о ее смерти связан рассказ Есенина, записанный И.В.Грузиновым и отнесенный им к весне 1921 г.: "У меня была настоящая любовь. К простой женщине. В деревне. Я приезжал к ней. Приходил тайно. Все рассказывал ей.


8. Не жалею, не зову, не плачу?

В первой публикации было посвящено Сергею Клычкову. С.А.Клычков (1889-1937) - один из поэтических соратников Есенина. Печататься начал с 1906г., в 1911г. вышел его первый сборник "Песни". Стихи Клычкова стали известны Есенину еще в 1913-14гг. и были им восприняты как "близкие по духу". К этому времени, возможно, относится и начало их личного знакомства. Публикацией этого стихотворения началось сотрудничество Есенина в "Красной нови", где он за 1922-1925гг. напечатал более 30 произведений. С.А.Толстая-Есенина вспоминала: "Есенин рассказывал <...>, что это стихотворение было написано под влиянием одного из лирических отступлений в "Мертвых душах" Гоголя. Иногда полушутя добавлял: ?Вот меня хвалят за эти стихи, а не знают, что это не я, а Гоголь". Несомненно, что место в "Мертвых душах", о котором говорил Есенин, - это начало шестой главы, которое заканчивается словами: ?...что пробудило бы в прежние годы живое движенье в лице, смех и немолчные речи, то скользит теперь мимо, и безучастное молчание хранят мои нед


11. О красном вечере задумалась дорога?

Это стихотворение, вместе с четырьмя другими, Есенин в середине октября 1916г. передал И.И.Ясинскому для публикации в Биржевых ведомостях, а 30 ноября 1916г. обратился к другому сотруднику редакции, А.Л.Волынскому, с просьбой "задержать" два из них ("О товарищах веселых..." и "О красном вечере задумалась дорога..."). Это связано с намерением автора издать цикл, состоящий из данных стихотворений, а также из ст. "Осень" и "Синее небо, цветная дуга..." в сборнике "Скифы" (сборник 1, Пг., 1917). Рецензент Д.Н.Семеновский писал: "За последние годы в русской поэзии появилась целая школа так называемых ?поэтов-народников", ничего общего с народом, однако, не имеющих. Их творчество от подлинно народного творчества отличается так же резко, как опереточный мужичок в шелковой рубахе и плисовых шароварах отличается от настоящего мужика в рваной сермяге и с изуродованными работой руками. Их стихи - утрированный лубок, пряник в сусальном золоте". К числу таких поэтов рецензент относил Есенина. В качестве примера неудачных


12. Отговорила роща золотая?

По свидетельству А.А.Есениной, написано во второй половине августа 1924 г. во время приезда в Константиново: "В этот свой приезд Сергей спал в амбаре. Ему снова нужно было работать, а в риге нельзя было курить, опасно зажигать лампу. Работал Сергей очень много. Я помню, как часами, почти не разгибаясь, сидел он за столом у раскрытого окна нашей маленькой хибарки. Условия для работы были очень плохие... И несмотря на трудности, он упорно работал над ?Поэмой о 36". Здесь же им было написано стихотворение ?Отговорила роща золотая..."". Один из критиков русского зарубежья С.П.Постников в рецензии на несколько номеров "Красной нови", выделив стихи Есенина "как настоящую вещь, как подлинное художественное произведение", писал: "Теперь у Есенина наступает новый период. Устал он, видимо, озорничать. И в стихах появилось раздумье, а вместе с тем и форма стихов стала проще. Не только в приведенном стихотворении чувствуется это <выше цитировалась "Русь советская">, но и в стихах "На родине" и "Отговорила роща золотая".


13. Песнь о собаке

Образ собаки - один из любимейших, в творчестве Есенина ему посвящен целый ряд стихотворений ("Бобыль и Дружок" и др.). "Песнь о собаке" входила в число произведений, часто читавшихся Есениным с эстрады. Широко известен рассказ М.Горького о впечатлении, которое оставляло авторское чтение (см. Восп., 2, 9). Анекдотически оценивала стихотворение пролеткультовская критика. Говорилось, например, что Есенин "стал имажинистом и в новой одежде он преподал нам ощенившуюся суку... И это в то время, когда мир захлебывается в крови гражданской войны, когда у израненного пролетариата кружится голова от напряжений!". Характерно, что этот выпад вызвал поощрительную реплику П.И.Лебедева-Полянского. Очень высокую оценку стихотворению дала Н.И.Петровская. В рецензии она подчеркнула, что стихотворение "необходимо привести целиком" и, процитировав его, продолжала: "Чистый эпос вдруг расширяется, отодвигает все условные рамки и принимает в себя глубину глубочайшей, волнующей сердце лирики. И "Песнь о собаке", просто о "суке", у


14. Письмо к женщине

Выступая на вечере, посвященном Есенину, Мейерхольду, Луначарскому (Москва, Центральный дом актера, декабрь 1967 г.), Е.А.Есенина свидетельствовала, что адресат "Письма к женщине" - бывшая жена поэта, З.Н.Райх (запись выступления - в архиве Ю.Л.Прокушева). Зинаида Николаевна Райх (1894-1939) в 1924 году была актрисой Государственного театра им. Вс. Мейерхольда (ГосТИМ) и женой его руководителя. Печатные отклики на "Письмо к женщине" были немногочисленны. Анонимный рецензент усмотрел в нем (а также в "Письме от матери"), лишь "риторические объяснения" ("Красная газета", Л., 1925), тогда как В.А.Красильников назвал "Письмо..." "автобиографической исповедью" (журн. "Книгоноша", М., 1925). О "яростном попутничестве" поэта высказалось несколько критиков. Если В.Липковский писал, что "в эпоху диктатуры пролетариата, яростной борьбы за полную победу на идеологическом фронте опасно оставаться только попутчиком, хотя бы и ?яростным"" (З. Вост., 1925), то И.Т.Филиппов (журн. "Лава", Ростов-на-Дону, 1925) и А.Я.Цинговат


15. Письмо матери

Стихотворение посвящено матери поэта Есениной Т.Ф. (1875-1955). Одним из первых на него откликнулся Г.Лелевич. Он отрицательно отозвался о стихотворении Есенина, опубликованном в N3 "Красной нови". Оценив "Годы молодые..." как "припадок мрачного отчаяния", он и о "Письме матери" заметил, что оно "ни на йоту не радостнее". Высоко оценил эти стихи А.З.Лежнев: "В богатом стихами отделе "Красной нови" на первое место надо поставить стихотворение С.Есенина. В 3-ей книге журнала Есенин еще весь в настроениях "Москвы кабацкой", хотя в его прекрасном "Письме матери" смутно намечается какой-то перелом, какой-то переход к другому строю чувств". Так же оценил стихотворение И.Н.Розанов: "...в книжке Есенина нам попадаются такие стихи, которые способны, как уверяли нас многие читатели, тронуть до слез. Так умели трогать Пушкин, Некрасов, Блок. По некоторым выражениям и по сердечности тона стихотворение это напоминает пушкинское послание к няне ?Подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя". После грома, шума, а подчас и


16. Пой песню, поэт?

Обстоятельства создания "Баллады" после возвращения Есенина в Баку из Тифлиса 20 сентября 1924 года описал П.И.Чагин: "Отдав короткую дань излиянию дружеских чувств, я пожурил Есенина за то, что он так поздно приехал: ведь 20 сентября - священный для бакинцев день памяти 26 комиссаров. И если бы приехал дня на два раньше, он мог бы дать в юбилейный номер стихи. Есенин еще в Москве признавался мне, что тема гибели 26 комиссаров волнует его. Быстро договорились поправить дело и поместить есенинские стихи по горячему следу в ближайшем номере газеты. Но их еще нет в природе. Как же быть? Я вооружил Есенина материалами о 26 бакинских комиссарах - недостатка в них в Баку не было. <...> Есенин жадно набрасывается на эти материалы и запирается в моем редакторском кабинете. Под утро приезжаю в редакцию и вижу: стихи ?Баллады о двадцати шести" на столе. <...> В ближайшем номере, 22 сентября, ?Баллада о двадцати шести" была напечатана в ?Бакинском рабочем"" (Восп., 2, 161).


17. Поэтам Грузии.

Т.Ю.Табидзе писал: "...нет возможности описать все встречи с поэтом: много в них интимного, многое лишено широкого общественного интереса, многого просто не уместить, но есть и многое важное для советской общественности - я имею в виду взаимоотношение русских и грузинских поэтов. Об этом были беседы на банкете, устроенном в честь С.Есенина. Он вскоре ответил на них стихотворением ?Поэтам Грузии"". Об авторском исполнении этого произведения вспоминала Н.А.Табидзе: "Один раз Есенин пришел к нам в 12 часов ночи. В это время и Паоло Яшвили был у нас. Необычайно творчески взволнованный, Есенин достал свое новое стихотворение и прочитал друзьям. То было известное стихотворение "Поэтам Грузии", в котором, как и встихотворении "На Кавказе", он пел о душевном братстве русских и грузинских поэтов. Это был необычайный поэтический вечер. Тициан достал книгу стихов Важа Пшавела и читал Есенину по-грузински, тут же слово в слово переводя. Восторгу Есенина не было границ". Комментарием к воспоминаниям супругов Табидзе могу


18. Русь

С.Д.Фомин, член Суриковского кружка, вспоминал: "...в начале 1915 г., еще перед отъездом в Петербург, Есенин является к товарищам, где был и я, с большим новым стихотворением под названием ?Русь". В тесной накуренной комнате все притихли. Зазвенел голос белокурого Сережи. <...> Читал Сережа с душой и с детски чистым и непосредственным проникновением в те события, какие надвигались на любимую им, мужичью, в берестяных лапотках, Русь. <...> Есенин стихотворением ?Русь" <...> гигантски шагнул вперед. Этим стихотворением он и приобретает себе известность и имя" ("Памяти Есенина"). Один из первых печатных отзывов о поэме, принадлежащий З.Д.Бухаровой, был также проникнут впечатлением от авторского чтения: "И когда он начал с характерными рязанскими ударениями на ?о" рассказывать меткими ритмическими строками о страданиях, молитвах, надеждах родной деревни (?Русь"), когда засверкали перед нами необычные по свежести, забытые по смыслу, а часто и совсем незнакомые обороты, слова, образы,- когда перед нами предстал ове


20. Собаке Качалова

О том, как создавалось стихотворение, В.И.Качалов вспоминал: "Часам к 12 ночи я отыграл спектакль, прихожу домой. Поднимаюсь по лестнице и слышу радостный лай Джима, той самой собаки, которой потом Есенин посвятил стихи. Тогда Джиму было всего 4 месяца. Я вошел и увидал Есенина и Джима - они уже познакомились и сидели на диване, вплотную прижавшись друг к другу. Есенин одною рукой обнял Джима за шею, а в другой держал его лапу и хриплым баском приговаривал: "Что это за лапа, я сроду не видал такой". Джим радостно взвизгивал, стремительно высовывал голову из-под мышки Есенина и лизал его лицо. Есенин встал и с трудом старался освободиться от Джима, но тот продолжал на него скакать и еще несколько раз лизнул его в нос. "Да постой же, может быть, я не хочу больше с тобой целоваться. Что же ты, как пьяный, все время лезешь целоваться!" - бормотал Есенин с широко расплывшейся детски-лукавой улыбкой. Джиму уже хотелось спать, он громко и нервно зевал, но, очевидно, из любопытства присутствовал, и, когда Есенин чита


Всего документов: 29

Показывать ресурсов на странице 

Упорядочить по 


Поддержка ресурса